Что для меня церковь

Что для меня церковь 

   Сегодня, 24 сентября - Русская Православная Церковь славит святого угодника преподобного Силуана Афонского. Для меня это один из самых чтимых святых. Но не столько пример жизни и ни его подвиги привлекли меня - его заступничество пред Господом!

   За две недели до этого числа шесть лет назад, я произнес «последнее слово» на своем втором суде, и удалился в ожидание.  Не много я давал шансов чуду - конечному сроку, будучи почти уверенным в пожизненном. Да и другое в голову не приходило. Тяжелы были три года до этого, неподъемны суды, ежедневная борьба с самим собой и наконец-то ожидание уже вердикта.

   Совершенно случайно сосед по камере подарил книгу о Св.пр. Силуане Афонском. Простые его слова,  необычные истины,  над которыми я никогда и не задумывался, а на деле основополагающие для жизни в любом состоянии, подправили многое в течении моих мыслей. Написанное очевидцами его жизни воспринималось не сразу, да и не до полной концентрации было. И вдруг, прочтенное : "Держи ум свой во аде и не отчаивайся" - фраза полоснула догадкой. Это слова Господа в ответ на  мольбы старца о спасении в отчаянии и унынии.

    Я понял, что находясь, в общем-то, обычных условиях, в тишине и спокойствии, святой не имел душевного спокойствия и считал, что душа его гибнет! Наши состояния вполне сравнимы, ведь моя душа почти погибла, но в чем нашел выход он, помогло и мне! Я уже был на земле в аду,  положение отчаянное, возможности изменить его нет! Но я уже был там,  куда он должен был погрузить свой ум... Тогда я понимал это не правильно, но почему то пришло облегчение,  как и ему тогда.

  Лишь касательно ощутив во сне ожидаемое меня в аду еще в первые дни ареста, я без устали, снова и снова, возвращался к этим и другим строкам,  постепенно вживаясь во что-то до селе не известное. С каждой строчкой приходило облегчение, но не сегодняшнего дня, а обнадеживающее - от куда-то я понимал: это пригодиться мне в будущей жизни...

    Начал видеть, что нужно изменить, постепенно поняв и всю сложность, и невозможность этого самому. Но что не возможно человеку - возможно Богу!

    Три года до этого читал труды умнейших людей - элиту человечества за многие века, но так и не нашел ни причины случившегося со мной, ни тем более пути выхода из создавшегося положения. А вот прочитав простого тамбовского,  причем не грамотного, мужика, будто начал прозревать!

   Мало того, я взглянул по-другому на Библию и с жадностью кинулся впитывать ее строки. Открывающееся, не столько насторожило меня, сколько ошарашило выводом тщетности прошлого..., тщетности сделанного доброго и хорошего, поскольку было сделано не по обязанности, а эгоизма ради. Попытка оправдания, что так делают все, лишь уязвила новым проявлением слабости.

   К этому времени,  оглядываясь, я разглядел многие знаки, теперь  они стали явны и в настоящем. Я не забывал маленькие,  но явные чудеса, явленные в период заключения, такие случаются с каждым,  но мы как-то по-другому их воспринимаем, если не подпадаем под грандиозное и длительное испытание. 

  Все бы это было ничем и осталось бы таковым,  не появись вера. Я уже не думал о подробностях, не пробовал анализировать или противопоставлять - не зачем,  когда все стало явным! Неразумный ребенок понимает без всякого раздумья, кто его мать и кто отец. Повзрослев,  нам кажется, что мы умнеем. Мы и действительно приобретаем знания, но при этом теряем большее - веру в Настоящее  и понимание добра и зла. Лишь набрав огромный опыт к старости, мы вновь всматриваемся в звезды, но далеко не каждый находит нужный и правильный ответ, и прежде всего из-за мудрствований и лукавства.

    Вот эту ложь, очень похожую на правду и помог разглядеть мне старец. Теперь он помогает преодолеть огромную пропасть - тяжело измениться и правы пессимисты,  говоря, что нельзя верить великим грешникам, правда, забывая добавить: всем нельзя верить, ибо всем грешные! Зная этот мир, вообще тяжело верить, особенно таким, как я, пока не поверишь в покаяние…

    Я отношусь спокойно ко всему происходящему, помня кто я,  что со мной могло быть, и что произошло.

   Я увидел - нет ничего, что не решилось бы Словом, я понял, что прощая и говоря правду,  не следует переживать о последствиях. Любое событие не может не кончится в вечности, но мы по своей временности думаем только о конечном. Мы говорим о бесценности человеческой жизни, что бесспорно, но забываем добавить о бесконечной важности состояния души, жаждущей спасения.

   Нет конца покаянию, нет предела искуплению, нет веры без соответствующих дел, но все это не наша заслуга,  но Божий Дар! Как любой Дар Спасителя,  они хрупки, не терпят нечистых помыслов и являются испытанием, и испытанием вдвойне, если приносят достаток и благополучие. 

  Чистые души,  как у св.пр. Иоанна Кронштадского не замечают окружающего их богатства, а грязным никогда не хватит и богатства всего мира с властью над ним. Свое я нахожу, постоянно входя в лагерную церковь и ощущаю его уменьшение с отдалением от нее. Когда я ловлю себя на забывчивости о Боге, то напрягаюсь: праздность и суета - те трясины, что начинают нас засасывать еще с детства.  Зависть,  гордыня,  тщеславие - то,  что заставляет нас погружаться глубже.  Вера - это то, что дает мне не только рассмотреть,  прозрев в одночасье,  но и научает, не забывая кто я, двигаться к Свету. 

  Встав на месте,  я начинаю погружать снова. Вера - это то, что открывает мне мое ничтожество, не дает забывать прошлого, направляет в настоящем, и будущее представляет ни как отрезок пути,  а как вечность,  к которой нужно не подъезжать в веселии, а ползти в трудах, но не в трудах накопления тленного, самоутверждения, чрезмерного наслаждения земным, самообмана,  а приводящих к очищению своей души. Пусть это окажется и не возможным – Ему решать, но другой причины, позволившей начать новую жизнь, я не вижу!

     По-настоящему верующий может почувствовать уже не привкус вечного,  а саму вечность, потому настоящие молитвенники не нуждаются в большом количестве пищи земной,  постясь с радостью, молясь не о себе, не желая задерживаться на земле, поскольку уже перешли из предполагаемого в очевидное.

    Святой преподобный Силуан Афонский взял меня под свою опеку – колония, где я отбываю наказание, находится на его Родине. Чудом он послал мне икону со своим образом – написанную на Афоне в Пантелеймоновом монастыре монахом затворником. Всего несколько сказанных им фраз и молитв помогают мне придерживаться выбранного с его помощью пути, хоть и забываюсь, и сбиваюсь, как любой из нас .

  Как страшно понимать,  что содеянное тобой не имеет оправдания, и как умиротворяешься, когда понимаешь, что нет ничего, что бы не простил Господь!

    С верой понимаешь, что возможно побеждать черты своего характера, не освобождаясь от них, а направляя против самого себя. С верой нет растерянности, поскольку веришь,  что молитвой побеждается все. В вере, человек перестает переживать о возможных бедах и болезнях - на все воля Божия, и не делает Господь ничего,  что может быть душе нашей вредно.

   Ты ощущаешь себя в постоянной борьбе, уже не можешь прекратить ее, зная, что не будет никогда паритета. Ты забываешься, иногда даже сдаешься,  но начинаешь вновь, ведомый своими защитниками, молитвенниками и наставниками,  которых посылает тебе Отец Небесный,  большая же  защитница Пресвятая Богородица, чье заступничество неотступно спасает не только каждого из нас но и Русь-Матушку, на которую не приходят враги по одному,  а только  "двунадесятью" народами, то есть всем миром. Но как приходят, так и уходят..., и в этом чудеса, в том числе и в сердце каждого из нас .

  Без веры я мертвею,  а с ней и умирающий в жизнь вечную уходит!

 Спаси Господи!

вверх