Текстовая расшифровка:

— Старались перевоплощаться, как я понимаю?

— Хочешь жить — умей вертеться, крутиться. Я понимал: когда-нибудь наступит время и те же самые «начальники» * («главшпаны») начнут за мной бегать. Пару раз такое было – я засекал (за собой слежку). Жить со мной вообще (скажем, любимой женщине) сравни аду было, потому что квартиры я менял не реже 1 раза в 3 месяца. Постоянные переезды – это очень тяжело. Тяжелее всего, конечно, врать и обосновывать, зачем такие переезды нужны. Но тем неменее обосновывать получалось: документы у меня были оформлены таким образом, будто я работаю на агентство – и моя задача была инициировать разные неприятности для ЧОПов (частных охранных предприятий, в виде инспектора, проводящего проверки уровня безопасности охраняемых объектов), поэтому объяснить можно было, зачем мне нужна была техника и вся аппаратура (для слежки, прослушивания, наблюдения, съема информации) – тогда всё это ложилось так аккуратненько в легенду, не вызывая никаких вопросов. Все остальное соответственно тоже. Вроде всё официально: официальная работа, документы и «корочки». Но я понимал, что нахожусь между двумя огнями всё время (между правдой и вынужденной ложью и это в лучшем случае, в худшем же между опасностью и опасностью), как в случае с Солоником… — получалась такая же история: я, вроде бы как, между милиционерами и между своими, и между еще третьей стороной. Но тогда на вилле (где проживал Солоник) получилось выкрутиться: найти возможность подтверждения смерти Солоника (это не заслуга, а факт) (Речь идет о сборе информации и наблюдении за виллой, где проживал Солоник, что вылилось в принятие решения о его устранении. Само нахождение «между двумя огнями»: отношения с силовыми структурами, желавшими ареста Солоника и перевозки его живым в Россию, с одной стороны, и медведковско- ореховскими-одинцовскими с другой, желавшими все сделать тихо и незаметно. Компромисс удалось найти в удовлетворении обоих сторон: Солоник погиб, но факт его смерти смогли зафиксировать прибывшие на место российские оперативные сотрудники.
Могло получиться всё гораздо хуже: смертей могло бы быть больше. Единственное – так это девушка (Котова, погибшая вместе с Солоником)…

— Издержки «производства»?

— Не то, чтобы «издержки производства» (здесь речь том же убийстве Солоника) — это просто человеческий фактор: когда люди очень нервничают и не любят ждать. На самом деле надо было подождать еще день…, никуда бы это не делось: и она бы (Светлана Котова) уехала…, кстати, её уже проводили до аэропорта – и причину я не знаю, почему она вернулась на виллу… и на тот самый вечер (когда она вернулась) у них уже всё было запланировано. Этот план на следующий день не захотели переносить (Котову проводили в аэропорт, убийство Солоника предполагалось только после этого, но она вернулась, видимо не понимая зачем ей нужно было улетать с теплого и уютного курорта раньше времени).

— В истории с Солоником ваша задача была – следить за ним и напичкать дом аппаратурой?

— В принципе, это была моя задача всегда. Да, напичкали дом аппаратурой и всем, следили за ним… есть и фотографии и более двух десятков кассет, т.к. следили за ним больше 2 месяцев, снимали всё, что можно и всё, что он рассказывал (записывали), в том числе на встречах (со всеми).

— Вы прослушивали мобильный телефон?

— И мобильный (хотя он им не очень пользовался, пользовался больше городским)…

— Все звонки слушали?

— Да. По поводу денег на конкретно эту задачу — мне выделили 60 000 $. Если перечень купленного озвучить, то мы смогли оборудовать достаточно огромную виллу, каждую комнату акустической закладкой, которая дистанционно управлялась…

— От кого вы получили приказ прослушивать Солоника?

— Эту задачу мне ставил Пылев Олег (если не ошибаюсь — давно было).

— В какой момент прозвучала та самая знаменитая роковая фраза Солоника?

— Какая именно?

— Вроде как их надо валить по отношению к Буторину.

— Такого не было!

— А что было?

— Было следующее: я не знаю, почему так сложилось, но дом, в котором жил Солоник, снимал Буторин («Ося»). Мы же сняли второй дом недалеко, чтобы была возможность контролировать и снимать информацию (приемные устройства для съема аудио сигнала должны были находиться не дальше ста метров); (для фотографиования: одна точка была у помойки, другая еще где-то в неудобном месте) – я не знал тогда, зачем это всё надо было (не предполагал, что кончится убийством)… Но тогда еще в живых были и курганские: Нелюбин, Колегов, Игнатов – к тому же они были на свободе – и тогда война была с ними. Началось это противостояние, негласное, именно после смерти Ананьевского («Культика»). Стало известно, что это его курганские устранили…, поэтому и начали наши их потихонечку (подготавливать под уничтожение)…, но чтобы всех и сразу – нужна была информация (кто, телефоны, адреса)…, курганские (прибывающие на виллу к Солонику) все звонили с городских (телефонов, что смешно) … По поводу того, что Солоник был миллионером – всё это неправда, он постоянно звонил Колегову и просил денег. Ситуация с Меньшиковым (сержантом, который помог ему с побегом из СИЗО). Кстати, это полностью заслуга самого Солоника, то, что он смог убежать. Меньшиков же благополучно добрался до Греции. Жил он в этом доме тоже… получил за помощь 200 000 $. Как раз те же самые ребята курганские «старшие» (Колегов, Нелюбин, Игнатов) предложили Солонику его убрать и деньги «распилить». Это всё есть в записи (но где она сейчас я не знаю, точнее знаю, но мне её не дадут…, пока, во всяком случае).

В записях телефонных переговоров так же был разговор Солоника о том, что брата Василия «Наума младшего», (глава бригады «коптевских»), убитого буквально за 2 недели до самого Солоника, «Наума старшего», застрелили курганские несколько лет до этого…, убили курганские — об этом сказал сам Солоник «Осе» (разговор записывался). «Ося» (Буторин) был очень заинтересован в близких хороших отношениях с «коптевскими» (тогда был Зимин – «Зёма» спецназовец бывший – он тоже на тот период жил в Испании и они были друзьями с тем же самым Солоником, именно поэтому, записанный телефонный разговор я передал, «коптевским», что расположило Зимина к Буторину и настроило первого против курганских, на основе чего, Буторин смог Зимина же убедить в необходимости уничтожить «курганских» с помощью «милицейского ресурса» Зимина – его одноклассник был начальником «убойного отдела» в МУРе, который через три недели и осуществлял аресты курганских по переданной ему информации их нахождения). Итак. Около «Петровки» (МУР) убивают «Наума младшего», рядом стояла машина спецназа («Наума младшего» в момент расстрела, охраняли спецназовцы, находившиеся в машине позади), такая страшная история была.

Вот, значит, (здесь идет уточнение информации) звучит по городскому телефону рассказ: Колегов был в гостях дома у Солоника (Греции), а Нелюбин был в Европе (в другой стране) и вот они говорят по поводу произошедшего (Расшифровка: Убийства «Наума младшего», произошедшего у «Петровки». – разговор состоялся, примерно через пол часа после смерти Василия Наумова «Наума младшего». Суть разговора сводилась к воплощающемуся замыслу курганской верхушки, состоявшей в сталкивании лбами разные группировки, при которых происходит необходимость устранение конкурентов и «врагов», что составляло основной «бизнес» «курганских». Поскольку они старались быть дружными со многими, то много информации и имели, вызнавали таким образом места сосредоточений необходимых лиц, притворяясь друзьями, далее находили кому нужна его смерть, объявляли цену, убивали и получали плату или долю в каком-то бизнесе), мол, ребята (киллеры) сделали и им всё сообщили и доложили – и они созвонились. Разговор (шел) понятно о чем, хотя они пытались, конечно, зашифровать – но всё было настолько открыто и столько было эмоций и (затем) начали в открытую всё говорить. Разговор записывался. (Добавление: именно этот записанный нами разговор Колегова с Нелюбиным и подтолкнул «Осю» к попытке получить подтверждение у Солоника убийства брата Василия Наумова «Наума старшего», что от и сделал в следующем разговоре, что оказалось достаточно для убеждения Зимина «Земы» в том, что младшего только что так же устранили те же «курганские».)