Добрый день! У меня вопрос по книге «Воспоминания живучего пузожителя». С вашей точки зрения, может ли, в принципе, человек, убивавший людей за деньги, агитировать за пролайф и «греховность» абортов? Жизнь заказанных в 90-е жертв была менее ценна, чем жизнь потенциального эмбриона? Не видите ли в этом некоего лицемерия? Заранее благодарю за ответ!

Разве любой человек в разные периоды своей жизни один и тот же? Я понимаю, что немногие мне верят, еще реже верят в меня, но одно дело предполагать, что у человека не получится стать другим, и иное: быть уверенным в том, что он  остался прежним, стараясь выглядеть изменившимся. Думаете мне не дано? Однако, я иду, зная, что Господь ценит и намерения, а дорогу осилит идущий!

Кто впервые покаялся – обманщик, сделавший вид, или раскаявшийся, принесший жертву за свою признанную вину?  Откуда эти понятия — раскаяние, исповедь, а ведь первое  имеет честь быть прописанным не только в Евангелии, но и в уголовном кодексе, учитываясь при вынесении приговора.

К сожалению, сегодняшний человек совсем не понимает, что пред Господом все грехи одинаково мерзки, будь то обман, осуждение или убийство, а это значит, что раскаяние и в убийстве, и в осуждении одинаково угодны Богу. Наверное, вы помните, кто именно последовал за Спасителем в рай? – Один из страшнейших разбойников того времени, надеюсь, помните почему и каким образом это произошло.

Известный святой островок земли русской Оптина Пустнь, основана одним из самых известнейших подвижников, до своего воцерковления бывшего… разбойника и убийцы по имени Опта. Ныне – это один из прославленных святых.

И наконец, с чисто человеческой точки зрения, мало кто сегодня задумывается, над тем, что все живущие, жившие и те, кому суждено родиться, биполярны, являясь ничем иным, как постоянно меняющимся сплавом добра и зла. Пропорции эти всегда находятся в изменении, в борьбе, причем, зла, как такового без нас не существуем, а доброе начало вечно.

Вы спрашиваете, бывшего киллера, не лицемер ли он? Не мне судить! Но кто может запретить любому хорошему, а тем более плохому человеку созидать добро, если он пытается это делать?! Ответьте пожалуйста, может быть я ошибаюсь: осуждать попытку воплотить себя в хорошем деле, не борьба ли это с самим добром, в самом себе?! Я знаю этот мир с его темной стороны больше, чем многие, и говорю добра в нем не слишком много! Если у меня получится увеличить его хоть на каплю, я буду счастлив…

Не буду спорить с вами, если по прочтения этой повести, остается осадок лицемерия  автора, значит это не нужная вещь. Я пытался, хоть как-то искупить содеянное в прошлом, при этом очень надеясь, что написанное в ней, сможет раскрыть глаза на происходящее в мире, которого мы не увидим своими глазами изнутри никогда. Прочитай я подобное еще молодым человеком, то сегодня у меня были бы три ребенка, а не два!

Прошу прощения за слабость написанной повести, я старался, надеюсь, когда-нибудь найдется не столь изощренный читатель, способный осознать и из этих строк, что аборт по сути то же убийство, только с одной страшной особенностью – своего ребенка. Я не ратую, но высказываю свое мнение, лично у меня устоявшееся.

Алексей Шерстобитов